1. Главная
  2. Посольство
  3. Из истории Посольства
  4. г.Хакодатэ

Посольство

Из истории Посольства

Консульство в Хакодатэ

По Симодскому трактату 1855 года японское правительство обязалось предоставить «места и домы» для консульства России, а по Трактату 1858 года было предоставлено право постоянного жительства в японской столице российским дипломатическим представителям.

Первым зданием стало российское консульство в Хакодатэ (ныне закрыто). Когда-то именно оно познакомило жителей Хоккайдо с европейской архитектурой.

г.Хакодатэ. Здание бывшего
российского Консульства. Главный вход.

24 октября 1858 года (по старому русскому стилю) или 30 сентября 5 года Ансэй (по старому японскому стилю) миссия первого российского консульства во главе с коллежским советником Иосифом Антоновичем Гошкевичем на судне «Джигит», принадлежавшем Российско-американской компании, прибыла в японский город Хакодатэ. Город предстал русским путешественникам в своей подлинной красе. Узкая полоса пологого берега примыкала к живописной горе высотой более 300 метров, на которой уже начали полыхать окрасившиеся в красно-желтые цвета японские клены.

Российская миссия временно разместилась в местных буддийских храмах Дзицугёдзи и Корюдзи. Согласно дневнику губернатора Хакодатэ, «в храме Дзицугёдзи временно остановились: консул, его супруга, мать, секретарь, военно-морской офицер, врач, священник, супруга врача, четверо слуг-мужчин и две женщины». Консул И.А.Гошкевич немедленно приступил к переговорам с японскими властями о выделении участка для миссии на одной из городских улиц.

В подробной инструкции, данной И.А.Гошкевичу в российском МИДе, в частности, говорилось: «По прибытии в Хакодатэ Вы составите, согласно с Высочайше одобренным предначертанием, проект учреждения в сем городе школы и больницы и примите необходимые к исполнению его предварительные меры, впредь до утверждения его установленным порядком. Участок, который на основании трактата (имеется в виду российско-японский договор, заключенный в г.Симода в 1855 году – Ред.) будет отведен под Консульский дом, должен находиться в городской черте, согласно с изустным обещанием, данным капитану Посьету Японскими уполномоченными, и соединять нужные удобства с достаточной обширностью для возведения дома со службами, собственно для Консульства, магазинов для складки товаров и каменного угля, и помещения для приезжих. Но Вы не означайте заранее Японским властям ни числа, ни рода предполагаемых построек. Все вышеизложенные указания сообщаются Вам по Высочайшему повелению».

Стоит отметить, что упомянутая в инструкции договоренность К.Н.Посьета была достигнута, как можно предполагать, в 1856 году, когда он в качестве российского уполномоченного произвел в г.Симода обмен ратификационными грамотами договора 1855 года (Симодского трактата) с японским уполномоченным Иноуэ Синано-но-ками.

г.Хакодатэ. Здание бывшего
российского Консульства. Сад.

Переговоры И.А.Гошкевича с властями Хакодатэ шли непросто. Как сообщал русский консул в министерство иностранных дел в декабре 1858 года, японская сторона предложила участок, удаленный от города на 3 км. Это было предгорье, сильно продуваемое ветрами. И.А.Гошкевич возразил японским представителям: «Выши усилия заставить всех иностранцев жить в одном месте, бесполезны. Этот способ, который вы применяли в отношении голландцев в Нагасаки, уже невозможен». При этом русский консул показал на карте города четыре участка, не занятых постройками, и попросил выделить один из них. Стали ждать окончательного ответа из японской столицы – Эдо (ныне – Токио). А пока на средства, выделенные японской стороной, были построены больница и баня на том участке, который предложили японцы. Сейчас – это практически центральная часть города, а тогда – далекая городская окраина. Обе постройки были небольшого размера. В больнице не было места для жилой комнаты врача, и он жил вместе с консулом в храме Дзицугёдзи. До нашего времени эти первые российские здания не сохранились, однако в японских исторических хрониках осталось упоминание о них, в частности о том, что «в русском госпитале окна сделаны из стекла».

Вскоре выяснилось, что необходимости в больнице уже нет, но, как писал И.А.Гошкевич в мае 1859 года, он решил ее оставить, поскольку там была печка, где можно было печь хлеб и сушить сухари. В 1861 году больницу пришлось перестроить из-за постигшего ее пожара. Ее новое здание было взведено рядом с российским консульством. Как отмечал впоследствии врач, состоявший при консульстве, надворный советник М.Альбрехт, «больших усилий стоило нашему консулу приобрести место под госпиталь, вначале согласились отвести землю только с условием, что консул письменно обязуется впредь не требовать никакого места для русских…»

г.Хакодатэ. Здание
бывшего
российского Консульства.
Лестница внутри здания

Прошло три месяца с тех пор, как И.А.Гошкевич прибыл в Хакодатэ, но вопрос с участком для консульства все не решался. Он направил письмо губернатору Хакодатэ с просьбой ускорить дело. Наконец, японские власти сообщили о выделении участка в прибрежной зоне, где в последнее время началась активная застройка. Вот как описывал очевидец процесс события тех дней: «Понадобилось русскому консулу место для дома, и состоялся приказ не пускать пришельцев селиться в среде города – хакодатское начальство задумалось. Была у них на горе, за городом великолепная кипарисовая роща. Место это отлично согласовывалось со смыслом предписания из Иеддо (Эдо) и видами высшего правительства, но представляло большие неудобства и трудности в том отношении, что гора была слишком крута для того, чтобы можно было применить к ней русское здание, задуманное, по нашему обыкновению, в широких размерах. Как быть? Хакодатский губернатор согнал огромные массы рабочих, и в короткое время вырезали из горы громадный кусок (в несколько десятков сажень длины и ширины), как раз достаточный для того, чтобы иметь вид огромного плаца и поместить консульский дом со всеми службами, даже с церковью и домами секретаря и доктора».

В создании чертежей зданий принимал участие сам российский консул и сотрудник консульства, военно-морской офицер П.Назимов. Для строительства нанять можно было только японских рабочих, привыкших к японскому стилю архитектуры. Поэтому решено было внутреннюю обстановку сделать так, как в японских домах, а внешний вид – на европейский манер. По разработанному плану были сооружены двухэтажное здание самого консульства и четыре одноэтажные постройки для проживания русских семей. Строительство было осуществлено очень быстрыми темпами. Губернатор Хакодатэ лично следил за ходом постройки и выполнял все просьбы русских представителей.

В апреле 1860 года сотрудники российского консульства переехали в новые здания. Стоит привести, пожалуй, впечатление очевидца: «Мы стоим на якоре в Хакодате, но видим только один дом европейской архитектуры, командующий всем городом, поставленный выше всех, красивее и удобнее всех, это дом нашего консула». Таким образом, опорный пункт для российского консульства был построен. «Теперь Ваша задача – познакомиться с влиятельными людьми и органами власти Японии, узнать побольше о японском тайкуне», – инструктировали И.А.Гошкевича из российского МИДа. Однако русский консул был уже и так весь в делах.

г.Хакодатэ. Православный храм
Воскресения Христова.

Вскоре по прибытии в Хакодатэ И.А.Гошкевич занялся сооружением православной церкви. Сначала ее здание построили на отдельной территории, потом перенесли и заново возвели рядом со зданием консульства. В июне 1859 года в Хакодатэ прибыл священник Василий Махов, ранее официально назначенный Святейшим Синодом для проведения богослужений в Японии (кстати, до этого он посещал Японию на фрегате «Диана» в составе экспедиции Е.В.Путятина и был свидетелем и гибели корабля, и построения шхуны «Хэда», и подписания в Симоде трактата о дружбе в 1855 году). Стоит отметить, что священствовал Василий Махов в Хакодатэ недолго (около года), потом отбыл в Россию, а подменил его родственник Иван, хорошо знавший церковную службу.

Назначенный позднее в Хакодатэ священнослужитель Николай (в будущем за свою деятельность в этой стране канонизированный как святитель Николай Японский) в письме обер-прокурору Синода А.П.Ахматову в 1863 году отмечал: «Прибыв сюда в 1861 году, я уже застал здесь построенную и освященную церковь во имя Воскресения Христова, так назвал ее архитектор и ктитор ее, здешний консул Иосиф Гошкевич». Освящение церкви произошло, скорее всего, в марте-апреле 1859 года. Как писал один из участников тех событий, «дамы украшали ее, а наши живописцы писали образа. Все душевно принимали участие в построении первого христианского храма в Японии, через 221 год после изгнания христиан».

В 1865 году российское консульство постигло несчастье – от неосторожного обращения с огнем в доме английского консула возник сильный пожар, который быстро перекинулся на дом российского консула. Здание миссии выгорело почти полностью, в борьбе с огнем, правда, удалось отстоять церковь. Пожар нанес большой материальный ущерб российскому представительству, в огне погибли богатые коллекции, которые И.А.Гошкевич собирал несколько лет в Японии. На следующий год – новые напасти: на Хакодатэ обрушился мощнейший ураган, который сильно повредил здание консульства. Российским дипломатам временно предоставили другое жилье. Становилось понятно, что надо строить каменное, надежное здание. Но его построили только в 1908 году. А в 1916 году было построено каменное здание православной церкви, сохранившееся до нашего времени.

Недавно в Хакодатэ открылось Отделение российского Генерального консульства в Саппоро. Располагается оно в здании японского филиала ДВФУ (Дальневосточного федерального университета). Бывшее российское здание на данный момент находится в ведении мэрии г.Хакодатэ и сохраняется как памятник архитектуры, так как в 1962 году был произведен обмен нотами, подтверждавшими отказ России и Японии от взаимных претензий после Второй мировой войны, и в соответствии с этим здание российского консульства было переведено на японский баланс.

По материалам книги
«Россия – Япония: исторический путь к доверию».
М.: Издательство «Япония сегодня». 2008. – 160 с.

вернуться

Внимание: Посольство России в Японии не несет ответственность за содержание не принадлежащих Посольству интернет-сайтов.